Как оформить расписание уроков фото своими руками

1169

Как оформить расписание уроков фото своими руками

Как оформить расписание уроков фото своими руками



Демченко А.В.:


А.В. Демченко

ВОЗДУШНЫЙ СТРЕЛОК IV

Пролог

   Ольга потянулась и, сладко зевнув, открыла глаза. Обведя сонным взглядом залитую солнечным светом спальню, девушка довольно вздохнула. Выходной!    Впрочем... взглянув на пустующую половину кровати, Ольга покачала головой. У неё-то выходной день, а вот у Кирилла вновь забот полон рот. Опять удрал куда-то, с утра пораньше. Неугомонный... Хотя-я, ночью она была только рада этой самой неугомонности.    Ольга мечтательно улыбнулась и, тряхнув гривой роскошных русых волос, поднялась с постели. Бросив взгляд на собственное отражение в зеркале, девушка хотела было уже стереть с лица довольную улыбку, чтобы избежать довольно злых подколок Милы и Лины, но... замерла на месте и, чуть подумав, фыркнула. Да и чёрт с ними! Пускай завидуют. Тем более, есть чему...    Мысли Ольги плыли, цепляясь одна за другую, уводя по цепочке ассоциаций всё дальше и дальше. И вновь, уже в который раз привели её к теме отношений Кирилла и близняшек. Странно он к ним относится. Учит, заботится, бережёт и защищает, да... но при этом ведёт себя с ними отстранённо, порой даже откровенно холодно, словно с чужими. И сёстры, несмотря ни на что, принимают это как должное...    Чётко очерченные тонкие брови нахмурились. Нет, Ольга помнила признание Милы и Лины в том, что раньше они сами вели себя не очень-то красиво по отношению к брату. Но ведь сейчас подобного нет? Да они и прощения просили. Кирилл тогда ещё рукой махнул: "проехали", мол. Но отношения не изменил...    Поговорить с женихом, попытаться убедить его? В чём? Нет, стоп... Оля прикусила губу и, задумчиво уставившись в окно, побарабанила короткими, но ухоженными ногтями по подоконнику. Прежде чем убеждать в чём-то Кирилла, нужно разобраться в происходящем, точнее, в происшедшем. Поговорить с Киром, выяснить причины такого его отношения к близнецам, а уж потом... Да, потом можно будет что-то решать. Иначе, велика вероятность, что она вновь "накосячит"... не хотелось бы.    Оля решительно кивнула собственным мыслям и, поёжившись от ворвавшегося в открытую форточку холодного весеннего воздуха, отправилась приводить себя в порядок.    После завтрака, за которым Лина с Милой действительно выдали несколько двусмысленных шуточек по поводу фонящей довольством и негой Оли, на что та лишь чуть снисходительно улыбнулась, дочь хозяина костромского имения Бестужевых, по привычке отправилась в гараж, где они с Роговым до недавнего времени проводили по шестнадцать часов в сутки, отрабатывая предложенную Кириллом идею о создании настоящего "спортивного" ТК. Зачем?    Когда закончилась вся эта свистопляска с мятежом и "Трёхдневной войной", жених, застав Олю у спасплатформы, с печальным взором рассматривающую открытые "пеналы" с замершими в них фигурами ЛТК, тихо хмыкнул.    - Соскучилась по беготне в "Визеле"? - Поинтересовался Кирилл, обнимая её за талию. Можно сказать, интимно прошептал на ухо...    - Обидно. Такая вещь и... будет стоять без дела. - Кивнула в ответ Оля, старательно не обращая внимания на действия жениха. Ну, пытаясь не обращать внимания.    - Через два-три месяца идём регистрировать их в Дорожном приказе. - Улыбнулся Кирилл.    - Ты, всё-таки решил это сделать?! - Удивлённо воскликнула Оля, моментально развернувшись в кольце рук жениха и оказавшись с ним лицом к лицу. Тот кивнул.    - Разумеется. Мы ведь изначально планировали поступить именно так.    - Да... но ведь... я думала, ты решил это сделать, в том случае, если ЛТК "засветятся". - Протянула Оля.    - Хм. Визит к начальнику Пятого стола Преображенского приказа... точнее, теперь уже к главе всего Приказа, ты "засветкой" не считаешь? - Улыбнулся Кирилл.    - Ох... Но ведь, Вербицкий - твой... наш союзник. Разве нет?    - И вассал государя, не забывай. Более того, именно его ведомство отвечает за то, чтобы бояре не прыгали выше головы. А владение тактическими комплексами иначе расценить невозможно.    - И... что теперь? - Нахмурилась Ольга.    - Как я и сказал, идём в Дорожный приказ. - Пожал плечами Кирилл и вдруг хитро улыбнулся. - Но перед этим продемонстрируем кое-кому ваше с Жориком изобретение.    - Хм?    Известие о том, что цесаревич возжелал взглянуть на "спортивные" тактические комплексы, вызвало у Оли сначала лёгкий ступор, а потом... на лице Бестужевой расцвела совершенно сумасшедшая улыбка. Впрочем, ненадолго.    - Кирилл, когда?!    - На день Тезоименитства царевича Юрия. Шестого мая.    - И ты только сейчас мне об этом говоришь?! - Оля легонько стукнула жениха по груди. - У нас же чуть больше месяца осталось! А тут дел невпроворот!    - Каких дел, милая? - Фыркнул Кирилл. - Просто снимите с двух ЛТК вооружение и все!    - Ты не понимаешь... если бы... - Оля моментально включилась в рабочий режим, посерьёзнела. - Нет-нет. Готовить машины придётся всерьёз. И возни там будет очень много. На одну только разборку "Визеля" уйдёт не меньше трёх дней. А ведь она, совсем не главное, нужно будет разобраться с тем, какие системы оставить, какие убрать... а отладка?! Не дай бог, на показе что-то пойдёт не так. Опозоримся... ай, да кому я говорю! Где Жорик?! Нам нужно приступать к работе немедленно!    - Стоп-стоп-стоп, солнышко! - Рассмеялся Кирилл. - Ты ничего не забыла? У тебя, между прочим, как и у Георгия, кстати, ещё и учёба в Михайловском.    - С сентября. - Фыркнула в ответ Ольга и, щёлкнув коммуникатором, продемонстрировала Кириллу письмо из деканата. - Все слушатели отправлены в академический отпуск... Литературы надавали, жуть!    - М-да... - Кирилл прочёл письмо и покачал головой. - Так бы и говорила, что просто хочешь повозиться с железками.    - Кирилл... - С укоризной в голосе, проговорила Оля, но тот только улыбнулся в ответ.    - Я ведь не возражаю, Оленька. Но... выслушай моё предложение. Чем разбирать "Визелей", уже готовых к регистрации, а значит и к показу, лучше подумай о том, как можно сделать спортивный ТК, что называется, с нуля.    - Зачем? - Не поняла Ольга.    - Какая нехозяйственная невеста мне досталась. - Деланно печально вздохнул Кирилл. - Подумай сама. Демонстрация ЛТК даст нам гарантированную возможность зарегистрировать машины в Дорожном приказе. Так?    - Так. - Кивнула Оля.    - Как ты думаешь, а много ли у нас в стране владельцев тактических комплексов, которые имеют возможность проделать то же самое? Вижу, дошло. Гром-завод и Рюминские верфи... но они сидят на военных заказах, им нет необходимости лезть в эту "детскую песочницу". Пока нет, разумеется.    - Ты хочешь заняться производством спорт-ТК... - Вдруг прозрела Оля.    - Не то, чтобы уж очень хочу. - Ответил Кирилл, - но, фактически, мы получили обещание такой привилегии от государя. А тебе, как я вижу, очень нравится возиться с тактическими комплексами, разве нет? Ну и как тут не воспользоваться стечением обстоятельств? А если учесть, что фактически, Вербицкий, докладывая о происшествии в своём доме, прикрыл нас своей... хм... полуправдой...    - Поняла... - Задумчиво кивнула невеста и вдруг улыбнулась. - Действительно, это очень удачное стечение обстоятельств. Или очень уж витиеватая благодарность Анатолия Семёновича.    - Одно другому не мешает. - Фыркнул Кирилл и добавил совсем другим, куда более серьёзным тоном, - но скажу честно, это ещё и завуалированное предупреждение от цесаревича Михаила. Чтоб не прыгал выше головы и не считал, что теперь мне сойдёт с рук любая выходка.    - Ты точно не брал уроков у моего батюшки? - Прищурилась Ольга. Жених продолжал её удивлять своими выводами, порой больше подходящими прожжённому дипломату, чем пятнадцатилетнему юнцу. Впрочем, называть юнцом Кирилла Николаева, как успела убедиться Ольга, значит очень сильно недооценивать самого молодого гранда в истории.    И вот наступил конец апреля. Работы по отладке "Визелей", на которой ей всё же удалось настоять, закончены и... хм, а зачем тогда Ольга идёт в гараж? Тем более, ещё вчера Кирилл предупредил её, что забирает с собой обоих Роговых, решать какие-то важные вопросы. Правда, какие именно, он так и не сказал.    Впрочем, Ольга и без объяснений суженого догадывалась, что тот решил заняться делами своих людей. Нужно же отдать Ингу в школу, найти брату с сестрой подходящее жилье, обставить его... Учитывая, что Кирилл, кажется, решил основательно осесть в Костроме... всё правильно. Не вечно же Жорику с Ингой гостевать в поместье Бестужевых? Нет, никакого стеснения. Дом огромен, и двумя обитателями больше или десятью, на удобстве проживания в имении это никак не скажется, но... у Роговых должен быть собственный дом. В этом Кирилл абсолютно прав и Ольга с ним согласна. Свой дом, это гарантия стабильности, опора... без которой человек, просто перекати-поле. И если Жорику, как холостому мужчине с профессией на руках, наличие или отсутствие дома погоды не делает, то Инга... Молодец, Кирилл!    Оля остановилась на пороге гаража и с удивлением заметила, что спасплатформа исчезла. Интересно... Неужели Кирилл решил отправиться по делам на этом монстре? Вот жители Костромы обрадуются-то, увидев на улицах оранжевого гиганта...    - Оля! Где ты ходишь?! - Возникшая за спиной девушки, Елизавета мгновенно оказалась рядом и, покачав головой, помахала ладонью перед лицом задумавшейся подруги.    - А? Что? - Пришла в себя Бестужева. - Что случилось, Лиз?    - Машина ждёт. - Со вздохом сообщила та и, заметив непонимание на лице Оли, качнула головой. - Ты что, не читала записку Кирилла? Едем в город. Он целый список составил, что нам нужно купить для дальнейших тренировок... И что-то мне подсказывает, что проходить они будут не на полигоне...   

ЧАСТЬ I. ПРОСТО НЕ БЫВАЕТ

Глава 1. В старинном городе...

   Вопреки моим ожиданиям, выбору нового места жительства больше порадовался Георгий, чем Инга. Но когда я объяснил все нюансы предстоящего нам дела, настроение девочки сразу подскочило чуть ли не до облаков. Хотя мысль о скором возвращении в школу, нет-нет да и приходила ей в голову, отчего она начинала хмуриться. Но печали её хватало ненадолго, и вскоре Инга вновь начинала улыбаться.    Дом. Это будет большой дом в ближайших пригородах Костромы. Я не собираюсь покупать квартиру в городе, такой вариант меня не устраивает совершенно. А значит, сегодня мы с Жориком и Ингой забираем в агентстве недвижимости нашего агента и едем кататься за город. Будем смотреть подходящие участки.    Казалось бы, с какой стати я вообще диктую какие-то условия, если дом предназначен для Роговых? Ну, так думает Ольга... на самом деле, у меня в планах покупка земли на которой будет стоять наш с ней дом. А Инга и Жорик? Ну, они же мои люди, и будут жить там же, а значит, имеют полное право высказаться о своих предпочтениях. К тому же, вот уже две недели сестра Жорика доставала Олю вопросами на тему "своего" нового дома. Эта хитрюга так качественно изобразила глубочайшую заинтересованность в том, каким будет её новое жилище, что Оля, по-моему, даже не поняла, как рассказала ей своё собственное видение идеального дома. Хотя, если быть откровенным, то Инга несколько заигралась и, стараясь выполнить "оперативное задание" и не спалиться, на волне энтузиазма задолбала всех без исключения обитателей костромского имения... увлекающийся ребёнок, что тут скажешь. А сколько я ей теперь десертов должен, подумать страшно...    Жители Костромы, завидев мою спасплатформу, головы посворачивали, пытаясь рассмотреть её получше и убедиться, что это не сон. Ничего странного. В обычных условиях, эти машины не появляются в городах. Их вотчина - пересечённая местность. Леса, болота, дальние, расположенные в труднодоступных местах хутора и посёлки, вот куда гоняют подобные агрегаты и им не место в городе. Дорожные приказные тоже так считают. Поэтому, пока мы добрались до агентства, мне пришлось четырежды демонстрировать удивлённым работникам полосатого жезла документы на машину. Ну да, недаром же я платил такие деньги за модернизацию платформы. Сотрудники мастерской чин чином провели все изменения через Дорожный приказ, так что, теперь никто не может запретить мне передвигаться на ней по дорогам общего пользования. Ну... когда права получу. А пока, за рулём сидит Рогов и, кажется, вовсю наслаждается процессом управления этим монстром. Завидно, да. А что делать?    - Эм-м... Кирилл Николаевич? - Переводя взгляд с меня на Жорика и обратно, проговорил агент, моложавый дядька, подтянутый, спортивный, но при этом явственно прихрамывающий. Я кивнул.    - Он самый. А вы, я так полагаю, Игорь Сергеевич Северский?    - Да... - Как-то неуверенно подтвердил тот, но тут же встряхнулся и, чуть заметно улыбнувшись, взял со стола папку с документами. - Я подготовил несколько вариантов для просмотра. Так что, если вы не против, можем ехать прямо сейчас. Моя машина в вашем...    - Не стоит, Игорь Сергеевич. - Улыбнулся я в ответ. - На нашей машине будет удобнее.    Вот на выходе из конторы, агента и зацепило. Как раз в тот момент, когда я открыл дверь, ведущую в салон спасплатформы. Северский перевёл совершенно шалый взгляд с меня на машину, потом на невозмутимого Жорика, деловито забирающегося в кабину и... охнул. Вид был, хоть сейчас бери кисть и пиши с него аллегорию изумления.    - Это что?    - Моя машина. - Пожал я плечами в ответ. - Но, пока у меня нет прав на управление ею, водителем работает Георгий. Да вы не стойте столбом, забирайтесь в салон... и едем.    - А... да-да, конечно. Едем. - Заторможено кивнув, агент, тем не менее, довольно ловко забрался в салон спасплатформы, где Инга тут же усадила ошалевшего беднягу в кресло и, вежливо поздоровавшись, предложила на выбор чай или кофе. Но ничего, Игорь Сергеевич довольно быстро отошёл от удивления и, согласившись на чай, принялся крутить по сторонам головой.    - Адрес? - Расслышав, наконец, вопрос Георгия из кабины, встрепенулся он. - О, прошу прощения. Можно ваш номер коммуникатора?    Скинув маршрут Георгию, Северский тут же почувствовал себя свободнее и, открыв папку, выложил на раскладной столик документы. Понеслась... Многословно рассказывая об объектах отобранных им для просмотра, Игорь Сергеевич, тем не менее, ни жестом, ни словом, не показал снисходительности или какого-то пренебрежения по отношению к столь юному клиенту. Но и фальши я в нём не почуял. Профи. Есть заказ, есть клиент. А сколько ему лет, вопрос десятый. Уважаю.    Постепенно, мы перешли с темы предстоящего просмотра на так зацепившую его спасплатформу. Вопросы посыпались из агента, как из рога изобилия. Весьма толковые вопросы, выдающие знакомство моего визави не только с технической стороной дела, но и конкретно с платформами подобного типа.    - Ну, тут нет ничего удивительного, Кирилл Николаевич. - Улыбнулся он, услышав мой вопрос. - До открытия агентства недвижимости, я десять лет проработал в геологоразведке. И навидался подобных машин изрядно... Но чтобы из обычной спасплатформы кто-то догадался сотворить дом на колёсах, ни разу не слышал, честное слово.    - Ясно. А как же вас угораздило так радикально сменить вид деятельности, Игорь Сергеевич? - Поинтересовался я и тут же спохватился, - если, не секрет, конечно...    - Да какой уж тут секрет? - Пожал плечами мой собеседник. - Всё просто. Здоровье, Кирилл Николаевич. Ночёвки под открытым небом и многочасовые, а тем паче многодневные пешие переходы, мне врачи запретили. Вот и пришлось переквалифицироваться. Да и то, как посмотреть... Я ведь специализируюсь не на домах и квартирах, а именно на земельных участках. Ко мне частенько обращаются не только за подбором удобного места для дома, но и заказывают геологические исследования. Знаете ведь, любой дом начинается с фундамента. А выбор его типа, глубины закладки напрямую зависит от места. Какие почвы, как глубоко залегают грунтовые воды и прочее... Вот я и провожу соответствующие исследования и готовлю рекомендации.    - Это интересно... - Задумчиво протянул я. Кажется, мне повезло, но... надо кое-что проверить. - Как вы понимаете, мне такие рекомендации тоже понадобятся. Участок-то мне нужен именно для того, чтобы на нём поставить дом. Будущее родовое гнездо, если можно так выразиться, а значит, он должен простоять века.    - Да, родовое гнездо, это дело серьёзное. Как говорят некоторые наши европейские "соседи": мой дом - моя крепость. А без серьёзных геоисследований браться за возведение крепости никак нельзя... иначе, ни о какой безопасности и речи быть не может. Я буду рад помочь вам в этом начинании. - Улыбнулся Игорь Сергеевич, явно поняв, к чему я клоню. В яблочко! Удачное знакомство, определённо. Нет, понятное дело, что я ещё посоветуюсь с Бестужевыми, и думаю, Аристарх не откажет в любезности и "пробьёт" моего нового знакомца. На всякий случай...    Тем временем, мы выбрались за город и, спустя полчаса, прибыли на место. Первый объект. Земельный участок оказался ничем не примечательным местечком. Ровное, почти квадратное поле с двух сторон обрамлённое перелеском, вдоль третьей проходит грунтовка, ведущая к посёлку, а с четвертой, участок ограничен широким, но мелким ручьём, за которым раскинулся огромный луг. Ничего особенно интересного... Следующие два объекта тоже оставили нас равнодушными, а последний и вовсе произвёл откровенно неприятное впечатление, поскольку неподалёку от него обнаружился маленький, но сильно дымящий заводик. Даже наш агент недоумённо покачал головой.    - А в прошлом году его здесь не было. Странно... - Вздохнул он и, повернувшись ко мне, развёл руками. Выглядел при этом Игорь Сергеевич откровенно обескураженным. - Извините, Кирилл Николаевич. Для меня это тоже большой сюрприз. Обещаю, что при подборе других вариантов, я тщательно прослежу за тем, чтобы подобных казусов не возникло. Но сейчас... знаете, на сегодняшний день, это всё, что я успел найти по вашему запросу.    - Ничего страшного, Игорь Сергеевич. - Отмахнулся я. - Мы же и не рассчитывали, что удастся вот так сходу подобрать что-то подходящее.    - Да-да... понимаю, но тем не менее. - Покачал головой агент. - Для меня это вопрос престижа, если хотите. Мои клиенты всегда получают то, что ищут. И сегодняшняя ситуация...    - Игорь Сергеевич, давайте договоримся так... - Подождав, пока агент устроится в кресле в салоне спасплатформы, предложил я. - Мы оставим вам расширенный список желаемого, и не будем ограничивать во времени. В пределах разумного, естественно. Работайте, ищите. Может быть даже, это будет объект, который хозяева не хотят продавать, не отбрасывайте его, если он подходит по параметрам. Мы не торопимся, правда, Инга?    - Можем ждать хоть год. - С комичной серьёзностью кивнула та. - Валентин Эдуардович так и сказал...    - Эм, Валентин Эдуардович? - Приподнял бровь агент. - Не о боярине ли Бестужеве вы говорите?    - О? Вы его знаете? - Удивился я.    - Кирилл Николаевич, да кто же его здесь не знает?! Да и имя-отчество для наших мест довольно редкие, согласитесь? По крайней мере, ни одного другого Валентина Эдуардовича в Костромском воеводстве нет, это точно. - Всплеснул руками наш собеседник. - Так, вы остановились в его имении?    - Именно так.    - Ха, если бы Кирилл остановился где-то ещё, Ольга бы ему такой бэмс устроила! - Хихикнула Инга. Ну, чертёнок!    - Вот так так... - Весело улыбнулся агент. - Так вот вы какой!    - Эм, простите? - Не понял я.    - Ох, это я прошу прощения. - Вдруг спохватился Игорь Сергеевич. - Понимаете ли, Кирилл Николаевич, уже месяц наше воеводство просто разрывают слухи о помолвке Ольги Валентиновны. Утверждали даже, что жених прибыл вместе с ней, но никто его не видел... а боярских детей спрашивать... сами понимаете. Я ведь не ошибаюсь, правильно? Вы и есть тот загадочный молодой человек, что покорил сердце первой красавицы нашего города?    - Это ещё кто кого покорил... - Вздохнул я, мимоходом погрозив кулаком довольной Инге.    - Что ж, тогда... позвольте мне стать первым костромичом, который поздравит вас с помолвкой. - Улыбнулся агент, протягивая мне руку. - Честное слово, вот не думал, что обойду наших кумушек на повороте...    - Игорь Сергеевич, я очень надеюсь, что эта информация...    - Понимаю, понимаю. Сам не люблю сплетни и пересуды. - Покивал он в ответ. - Обещаю, что никому ничего не скажу. Это и в моих интересах. В противном случае, меня самого замучают расспросами. Наши кумушки, они такие... Кстати, надеюсь, вы будете на весеннем пиру в доме воеводы? Да? Тогда примите добрый совет, берегитесь его супруги. В умении вытрясать информацию она даст форы и Преображенскому приказу!   

Глава 2. Встречи разные бывают

   Весенний пир. Да, приглашение на него пришло в имение Бестужевых ещё две недели назад. И у меня ещё тогда закрались определённые подозрения. Вот как увидел открытое приглашение на два лица адресованное Ольге, так и заёрзал. Намёк был уж очень толстым. Ведь по факту, о моём присутствии в Костроме никто не знал. А значит, достаточно было одного приглашения для всей семьи Бестужевых. Тем не менее, Ольге пришло отдельное письмо. Нет-нет, никакого нарушения этикета... помолвка объявлена, и чисто формально городской воевода был прав, присылая отдельное приглашение для Ольги и её жениха. Но лишь формально... М-да, вот где надо набирать настоящих разведчиков. Намекнуть что ли Валентину Эдуардовичу?    Пока мы с Роговыми и Северским разъезжали по предместьям Костромы, ученицы успели укатить за покупками, ну а учитывая сколько времени они тратят на магазины... В общем, у меня появилось свободное время, чтобы решить ещё пару вопросов, до которых всё никак не доходили руки.    Так что, пообедав в компании Аристарха, Георгия с Ингой и боярских детей Бестужевых, я заглянул в нашу с Олей спальню, где отыскал пакет со своими документами и, нацепив сбрую с рюгерами, отправился в гараж. Отыскав среди бестужевской техники "Лисёнка", вжикнул молнией куртки, захлопнул забрало шлема и, поддав огня, открыл окно во двор собственного московского дома. Ох ты ж!    Тяжело... Выкатившись на утоптанную площадку перед домом, я еле удержал моментально ставшим неподъёмным мотоцикл и, тяжело вздохнув, мотнул головой. Рановато, похоже, мне такие коленца откалывать. Чёрт! Как будто бетонную плиту на своём горбу тащил, а не на мотоцикле пару метров проехал. Хм... а с ЛТК такой проблемы не было. Всё-таки, провести человека в броне через "окно" куда проще, чем мёртвое "железо" без оного.    Кое-как отдышавшись, я сполз с седла и, поняв, что в таком состоянии далеко не уеду, решил дать себе с полчаса отдыха. Благо, с некоторых пор за домом приглядывает один из подчинённых Аристарха, так что проблем с наличием еды, чая и сигарет не предвидится. Ну, как "приглядывает"? Появляется здесь раз в два-три дня, смотрит всё ли в порядке, есть ли в холодильнике еда а в шкафу сигареты, докупает необходимое и уезжает...    Правда, глянув на часы браслета-коммуникатора, аппетит пришлось урезать и обойтись вместо чая с плюшками, полулитровой кружкой кофе под долгую, первую за день сигарету.    Полчаса истекли и, поднявшись на ноги и убедившись, что тело не собирается валиться в обморок от усталости, я нахлобучил на голову шлем и двинулся на выход. Фыркнув, заурчал двигатель "Лисёнка", ворота распахнулись и я выкатился на просеку. Одним уже привычным усилием воли закрыв створки, поддал огня и мотоцикл, взревев, понёсся по дорожке, плюясь весенней грязью из-под колёс.    Первой остановкой в моей сегодняшней поездке, значился городской совет образования. В принципе, о сдаче экстерном экзаменов старшей школы я уже с ними договорился по коммуникатору. Дело осталось за малым. Вручить им мои документы и получить информацию по датам экзаменов. Ну и сдать их, само собой. А вот тут мне должны помочь уроки деда. Должна же быть хоть какая-то польза от этого старого... кхм. Да, я зол на него. Точнее, на себя самого. Обещал же в ноги поклониться? Во-от... а выполнять это обещание мне очень не хочется. Но деваться-то некуда, слово надо держать.    Тряхнув головой, отделался от неприятных мыслей и, сбавив ход, свернул в нужный переулок. Вот, собственно, я и на месте.    Пришлось побегать по этажам этой обители чиновников от образования, но в результате, не прошло и часа, как на руках у меня оказались все необходимые бумаги, включая направление в аттестационную комиссию, список подлежащих сдаче экзаменов... восемнадцать позиций! И расписание.    Можно бы и домой отправляться, но есть у меня ещё одно дело. А значит... Короткий звонок на знакомый номер и вот, я вновь в седле "Лисёнка" мчусь по улицам Москвы. Мотоцикл вылетел на оживлённое Садовое... хм, и не скажешь, что полтора месяца назад улицу утюжила тяжёлая техника, а в городе почти повсеместно слышалась стрельба и взрывы. Москва быстро залечила раны, оставленные мятежом. Сейчас о нём напоминают разве что два позорных столба на Красной площади с поимённым перечислением родов, запятнавших себя предательством... Восемьсот шестьдесят девять фамилий, из которых лишь сто с небольшим - служилые. Остальные же... М-да. Не удивлюсь, если вскоре самые хитровымудренные из владетельных бояр начнут отдавать своих детей в службу. Уже сейчас отношение к владетельным в обществе далеко от прежнего. Смотрят на них с откровенной прохладцей. И без влияния государя и его наследника, тут точно не обошлось. Теряют позиции старые самодостаточные семьи, а вот служилые наоборот, только набирают очки. И то сказать, в стране чуть больше полутора тысяч владетельных родов и половина из них замазалась в мятеже по уши. А служилых-то десятки тысяч и из них лишь чуть больше ста родов примкнули к инсургентам. Меньше одной сотой! Нет, понятное дело, если считать по головам, то служилых подавшихся к инсургентам будет куда больше, но в том-то и соль... Если наследник служилого боярина примкнул к мятежникам, это же не весь род, правильно? И судить его будут именно как отдельную "несознательную личность". То есть, при этом ни родители, ни дети его, ни иная какая родня под удар не попадают. Если, конечно, тоже не участвовали в мятеже на стороне инсургентов. А вот с владетельными всё иначе. Если доказано участие в мятеже главы рода или его наследника, вся фамилия подвергается казни... Нет, на тот свет отправят только прямых участников, но вот их родня, бояричи и боярышни лишатся титулов. Потеряют боярское звание, и пусть скажут спасибо, если помимо конфискации имущества их не отправят в ссылку, как того же Евгения Разумовского, например. А ведь за меньшее, куда меньшее титула лишился... ну, если судить объективно, естественно. С моей-то точки зрения... вообще бы убил тварюгу! Ведь если бы не он, глядишь и повернулось бы тогда всё иначе. И кто знает, может быть, моя чуйка и Вердта спасла... бы. Невелик шанс, конечно. Но, кто знает, кто знает?    Скрипнули тормоза, я слез с мотоцикла и, сняв шлем, засунул его в кофр под сиденьем. Огляделся по сторонам и, убедившись, что прибыл по адресу, шагнул в распахнутые ворота. Огромные витые чугунные створки остались за спиной, а передо мной открылось унылое зрелище ровных рядов серых обелисков, подножия которых лишь кое-где были подёрнуты робкой, почти невидимой апрельской зеленью.    Говорят, первые могилы появились на этом кладбище ещё во время войны с Наполеоном. Правда, тогда здесь хоронили кирасир Московского гвардейского. Шло время, сменялись правители и проходили войны, менялось название полка. Там дальше, за вычурными обелисками тяжёлых кирасир времён Крымской войны, перемолотых французской артиллерией, под серыми невзрачными плитами лежат гвардейцы Первого Моторизованного стреломётного полка, защищавшие Ревель в четырнадцатом и бравшие Киль в шестнадцатом. А ещё дальше, ровные шеренги строгих надгробий гвардейцев Московского Бронеходного... это уже память о сороковых. Княжеский мятеж и Вторая Мировая... А вот и то, что я искал. Восемьдесят шесть чёрных прямоугольников и аккуратный ряд венков за ними. На каждом надгробии изображение стяга полка с трубами, мечами и копьями. И на каждом одна и та же эпитафия: "В чести и славе!".    Восемьдесят шесть имён и фамилий. И среди них... гвардии Московского Бронеходного полка капитан Вердт, Вячеслав Еремеевич. Да, капитан... посмертно. И кавалер Ордена Архистратига Михаила... тоже посмертно.    Не знаю, сколько я простоял у камня с фотографией, на которой Вячеслав, кажется, вот-вот должен был улыбнуться. Но отвлекло меня ощущение чужого внимания и послышавшийся хруст гравия под чьими-то ногами.    - Кирилл? - Я выпрямился, поправив завернувшийся край уже чуть выцветшей ленты на присланном мною при первой же возможности венке, и обернулся на голос.    - Здравствуйте, Осип Михайлович. - Кивнув, я пожал сутулящемуся начальнику полкового госпиталя руку. Тот слабо улыбнулся.    - Рад видеть в добром здравии, Кирилл. - Нулин окинул меня долгим взглядом. - Ты здесь впервые?    - Да, вот появилась возможность, выбрался.    - Понятно.    Мы помолчали. Кажется, доктор себя чувствует здесь очень неуютно...    - Я бы хотел поговорить с вами об одном деле, если не возражаете, Осип Михайлович. - Прервал я неловкое молчание и Нулин с готовностью кивнул.    - Тогда, может лучше у меня в кабинете? - Спросил он. Я пожал плечами. Действительно, разговаривать о делах лучше в тепле и... там, где Нулин не будет так сильно фонить эмоциями.    - Не каждый врач имеет возможность взглянуть на собственное кладбище. - Тихо проговорил доктор, когда мы уже подходили к воротам кладбищенской ограды.    Да, я полный идиот. Нашёл, как сообщить о визите. А ведь все эти восемьдесят шесть человек прошли через его госпиталь.    - Извините, Осип Михайлович. Я не подумал...    - Что ты... что ты, Кирилл! - Мотнув головой, проговорил он. - Я ведь мог тебя и в расположении дождаться. Какая вина, о чём ты говоришь! Всё в порядке... Просто... а! Идём, я тебя чаем напою. Знаешь, какой Галочка чай готовит, у-у! С травками, самое то по такой промозглой погоде. Ей бабка присылает... Галина, правда, утверждает, что от свежих толку больше, но разве ж свежие травы с Алтая к нам довезёшь? Если только частным заказным рейсом. А мы не Крезы... да, так я тебе скажу, что они и сушёные, очень даже ничего. А уж духмяные... чай получается, ну натуральный эликсир. Идём-идём.    Пока доктор, по мере удаления от кладбища всё больше оживал и тараторил, я тоже немного пришёл в чувство и перестал укорять себя за глупый поступок. Пятница же, Нулин наверняка был на рабочем месте. Мог бы и позвонить ему, уже выйдя с кладбища. Так ведь нет, решил предупредить заранее. Эх, ладно!    Чай действительно оказался выше всяких похвал. И сбор этот... я принюхался и довольно крякнул. Явно успокоительный. Ай да Галина, ай да травник-конспиратор... Я коснулся вниманием девушки, принёсшей в кабинет начальника госпиталя поднос с "заедками" и, улыбнувшись, благодарно кивнул, одновременно ткнув пальцем в чашку с чаем и погладив себя по груди в районе сердца. Поняла, нет? Поняла... Зарделась, смущённо улыбнулась и сбежала. А вот протиравший очки Нулин ничего не заметил и, соответственно, не понял. Ну и ладно.    - Итак, Кирилл. О чём ты хотел со мной поговорить? - Осведомился нервный начальник полкового госпиталя, едва медсестра исчезла за дверью.    - Понимаете, какое дело, Осип Михайлович... мне нужна ваша помощь. - Медленно заговорил я.    - Хм... и в чём же, Кирилл? - Недоумённо протянул он.    - Посоветуйте, пожалуйста, хорошего полевого целителя...   

Глава 3. Главное, правильный подход

   Просьба юноши была несколько неожиданной. Да что там! Она просто выбивалась из всех возможных предположений и вариантов, перебранных Нулиным с момента звонка Кирилла, оторвавшего доктора от составления очередного, чёрт знает кому понадобившегося отчёта.    - Хм, Кирилл... а можно поподробнее? - Осведомился успокоившийся врач, разглядывая своего собеседника через линзы очков.    - Можно. - Невозмутимо кивнул тот. - К сожалению, несмотря на мой высокий статус эфирника, я почти ничего не смыслю в целительских техниках. И это упущение мне очень не по душе.    - Однако... - Нулин задумчиво покачал головой и вздохнул. Ох уж эта молодёжь. Всё им кажется простым и понятным. Можно подумать, целительству так просто научиться...    - Подождите, Осип Михайлович. Я понимаю, что именно вы хотите мне сейчас сказать. Я ничуть не собираюсь спорить по поводу учёбы вообще, и учёбы на врача в частности. Но, тут вот какая закавыка. Мне не требуются навыки полноценного целителя. Только первая помощь в полевых условиях. В том числе, с использованием подручных средств.    - Зачем тебе это? - Недоумённо спросил Нулин.    - Не только мне. Вы же в курсе, что я обучаю несколько человек работе с Эфиром?    - О да! О николаевском гареме по столице уже слухи ходят... - Усмехнулся доктор и, увидев обескураженное выражение лица собеседника, не выдержав, рассмеялся.    - Ну, Елена Павловна... ну! - Кирилл осёкся, прикрыл глаза и глубоко вздохнул. Успокоился и, вновь открыв глаза, чуть натянуто улыбнулся. - Даже внучку родную не пожалела. Воистину, Великая Мегера!    - Думаешь, она? - Поинтересовался Нулин и, получив в ответ уверенный кивок, развёл руками. - Ну, спорить не буду. Эта может. Ладно, возвращаясь к нашим баранам. Ты уверен, что девушкам действительно нужен этот курс?    - Абсолютно. - Решительно кивнул Кирилл, моментально стерев с лица улыбку. - Мы подходим к следующему этапу обучения, и я бы очень не хотел, чтобы во время выхода в поле, с ними случилось что-то... с чем они не смогли бы справиться.    - Походы в поле, говоришь... Ты что там, школу выживания устраиваешь, что ли? - Удивился доктор, но тут же сам себя оборвал. - Извини. Не моё дело, понимаю. Что ж... ты учитель, тебе виднее. Только один вопрос. Почему ты обратился именно ко мне, а не к Громовым, например, или Валентину Эдуардовичу?    - Сильно сомневаюсь, что у них есть знакомые полевые целители... военные целители. - Медленно проговорил Кирилл.    - Хорошо. Я тебя понял и... постараюсь помочь. Но, Кирилл, хочу сразу предупредить, услуги подобного... м-м-м... преподавателя будут стоить тебе очень недёшево. Если ты, конечно, рассчитываешь на серьёзного военного специалиста, а не на лекции по оказанию первой помощи из курса безопасности жизнедеятельности. - Заметил Нулин.    - Порядок цен? - Не моргнув глазом, поинтересовался в ответ Кирилл.    - Восемьсот - тысяча рублей за курс. Не меньше. - Отозвался Нулин и тут же уточнил. - И скажи спасибо, что цены уже вернулись на прежний уровень. С трудом себе представляю, во сколько обошёлся бы подобный курс полтора-два месяца назад...    - Думаю, его просто невозможно было бы получить. Вам так не кажется? - Улыбнулся Кирилл.    - Скорее всего. - После недолгого размышления, согласился врач и вопросительно взглянул на собеседника. - Смотрю, подобная перспектива тебя не смущает, а?    - Я могу себе позволить подобные расходы. - Кивнул Кирилл без малейшей рисовки. А Нулин в очередной раз удивился тому, как отличается этот мальчишка от своих сверстников. Закрыть глаза, сделать скидку на голос и возникает чёткое ощущение, что перед тобой человек лет сорока, не меньше. Где гордость за то, какими средствами он может оперировать? Где хоть какой-то мальчишеский гонор? Странный он.    Тут